Бренды и ложь в эпоху истины

Французский писатель, политик и дипломат Шатобриан в своих «Воспоминаниях из загробного мира» (1849–1850) объяснил, что истина является неотъемлемой добродетелью: «То, что мы приобретаем, в репутации и мастерстве, мы теряем из рассмотрения». Сегодня это кажется далеко позади. В последние годы «пост-правда» проникала повсюду, и в 2016 году Оксфордский словарь даже присудил ей премию 2016 года за самый представительный срок года.

Концепция относится к «обстоятельствам, при которых объективные факты оказывают меньшее влияние на формирование общественного мнения, чем призывы к эмоциям и личным мнениям». По общему признанию, использование лжи не ново в демократии, но реальный переломный момент — именно преодоление фальсификации правды, чтобы достигнуть простого устаревания действительности.

Правда больше не имеет значения, потому что новая цель состоит не в том, чтобы убедительно убедить получателя сообщения, а в том, чтобы льстить его инстинктам и укреплять его восприятие. И что может быть лучше, чем эмоции, чтобы получить поддержку? Это, по крайней мере, то, что показали победы Брексита и Дональда Трампа в их странах после клеветнических и клеветнических кампаний. Таким образом, политика действует за пределами правды, и недавние события появляются как признаки того, чем политика может стать в ближайшие годы.

Оружие Завоевания

Опираясь на этот успех в политическом мире, компании могут испытывать искушение следовать по этому скользкому пути, используя возможность сказать, что их успех также может быть достигнут путем искривления Истины. Некоторые из разрушительных стартапов последних двух десятилетий сделали пост-истину оружием завоевания. Этим новым «пиратским» актерам нечего терять, они часто выполняют несостоятельные обещания. Часто они поддерживают пророчества о конце одного продукта или отрасли, а замена приносит пользу их компании. В секторе здравоохранения недавние объявления об искоренении различных заболеваний и даже смерти в 21-м веке очаровывают многих. Теперь мы даже видим, как авторитетные лидеры играют в эту опасную игру, вступая в пост-правду.

Компании сейчас попали в трясину. С одной стороны, их традиционный рациональный дискурс устарел от новых представителей современности, а с другой стороны, они рискуют подорвать доверие, которое им удалось установить со своими клиентами и поставщиками, рискуя в области пост-истины.

Тем не менее, несколько недавних скандалов показали, что корпоративная ложь сейчас имеет более серьезные последствия, чем политические. Пост-правда и бизнес плохо сочетаются в прозрачном мире, где вековые репутации могут быть отменены в считанные минуты. Но почему мы прощаем политиков, а не бренды?

Больше рисков, чем долгосрочных выгод

В недавнем Международном отчете Market Probe International подчеркивалось, что более половины людей считают, что компании играют более важную роль, чем правительства, в построении лучшего будущего. Власть и доверие на стороне сегодняшних компаний, чьи ресурсы и влияние рассматриваются как ключ к построению мира завтрашнего дня.

В то время как игра в пост-правдивую игру для компании сопряжена с большим риском, чем долгосрочные выгоды, было бы неправильно не анализировать, что нам показывает этот сдвиг парадигмы. Способность Дональда Трампа состоит в том, чтобы иметь возможность извлечь выгоду из отказа от холодных, высокомерных цифр и фактов, на которые напали люди, которые хотели, чтобы их поняли, защитили и заверили в их чувстве принадлежности.

То же самое происходит в отношениях между бизнесом и потребителем. Принятие решений на основе фактических данных применительно к маркетингу привело к развитию беспристрастных аргументов о продажах. Кто все еще верит рекламе, в которой говорится, что «87% женщин поправились после употребления» продукта? Эта навязанная клиническая правда способствовала разрушению доверия между брендом и его аудиторией так же, как подорвала доверие между политиками и гражданами.

Компании могут реагировать. Это вопрос преодоления противостояния лжи и рациональных доказательств, чтобы вступить на новый путь вокруг того, что можно назвать «видением». Задача состоит в том, чтобы мобилизовать потребителей в поддержку компании и ее бренда, сосредоточив внимание не на том, что компания делает или как она это делает, а на том, чтобы объяснить, почему она это делает.

Например, Lego четко оформил свою миссию: «вдохновлять и развивать строителей будущего». Когда вы покупаете продукт Lego, вы не только покупаете развлекательную игру для своего ребенка, вы развиваете творческий потенциал и воображение будущего активного гражданина. Быть клиентом Lego означает придерживаться концепции, согласно которой родители могут создавать новое поколение творческих и творческих строителей. Что может быть более эффективным и желательным?

Оцените статью
Добавить комментарий